Chopin Nocturne F sharp major op 15 no 2

Ночи стали длиннее, дни стали короче. Птицы улетели на юг. Жизнь в России стала совершенно невыносимой. Ой, нет, это из другого сочинения.
Значит – надо больше веселиться, кайфовать.

Ноктюрн Фа диез мажор. Самый прикольный из всех двадцати одного, и самый смешной и кокетливый.

Доброе утро и хорошей недели 🙂

Fis-Dur op 15 No2

В ноктюрне фа диез мажор – композитор как бы смотрит на самого себя со стороны. Не без иронии и юмора. Мы видим тут ленивого, кокетливого Шопена. Из некоторых интонаций можно догадаться, что он находится в горизонтальном положении, лежит, скажем, на диване. У Шопена явно хорошее настроение (редкость в его музыке), и он с удовольствием рисует себя музыкальными средствами. Рядом с ним – его собеседник или собеседница.

В средней части пьесы фантазия (или разговор) уносится к берегам Гвадалквивира. Мы различаем ритмы фламенко, аккорды испанской гитары сменяются летящей мелодией, напоминающей испанскую сегедилью с ритмично отстукивающими басами, имитирующими испанские ударные.

Виртуозные пассажи в начале и сразу после окончания середины ноктюрна воспроизводят смех, вначале сдержанный, позже, после испанской части – неудержимый, жемчужно-переливчатый.

Автор явно «шифрует» бытовую сцену из своей жизни. В коде Шопен гениально показывает «спуск на грешную землю», создается впечатление реального парения и приземления лирического героя на музыкальном «парашюте».

The funniest nocturne of all. Have a good week my friends :)=

F sharp major, Op 15 No 2

In his Nocturne in F sharp major the composer is looking at himself objectively, to an extent. Not without irony and humour. Here we see a lazy, coquettish Chopin. It is possible to suppose, from some of the intonations, that he is in a horizontal position, maybe lying on the sofa. Chopin is plainly in a good mood (unusual in his music), and he takes pleasure in drawing a picture of himself with musical media. Beside him is the man or woman he is talking to.

In the central movement of the piece the fantasy (or conversation) rushes to the banks of the Guadalquivir. We can discern the rhythms of flamenco, and Spanish guitar chords give way to a flitting melody that is reminiscent of a Spanish seguidilla with rhythmic bass beats that imitate Spanish percussion.

The virtuoso passages at the start and straight after the conclusion of the middle of the nocturne produce laughter – at first restrained, but later, after the Spanish section, irrepressible and pearly iridescent.

The author is plainly “encoding” a domestic scene from his own life. In the coda Chopin presents with genius a “coming back to earth”, and the impression is created of the lyrical hero genuinely soaring in flight and subsequently landing on a musical “parachute”.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s