Rachmaninov: Piano Concerto No. 3 in D minor

ТЕКСТ ДЛЯ ДИРИЖЕРОВ И ПИАНИСТОВ! ВАЖНО!!!

Давайте поподробнее об “открытиях”. Для начала снимем грязь непонимания с любимого всеми 3-го концерта СВР.

Сначал о форме 1-й части. Она довольно оригинальна, из-за того, что СВ использует прием “путешествия”. Двигаясь через художественный материал, наблюдая его, но не разрабатывая обычным композиторским методом разработки.

Поэтому уже сто лет все музыканты путают место разработки, думая, что она находится в середине 1-й части, когда возвращается тема (8 тактов после цифры 12).

Из-за этой ошибки ВСЕ интерпретации не верны. Полностью нарушается форма и рушится замысел композитора.

Форма 1-й части – СОНАТНАЯ ФОРМА С ДВОЙНОЙ ЭКСПОЗИЦИЕЙ. КАДЕНЦИЯ ЯВЛЯЕТСЯ РАЗРАБОТКОЙ.

Довольно редкая сонатная форма.

ЖЕСТОКАЯ ошибка, которую делают все – это нарушение законов композиции и формы с самого начала.
А именно – исполнение ГЛАВНОЙ ПАРТИИ, “о двух головах”.

Это против законов формы, а значит против законов ПРИРОДЫ.

Сам Рахманинов инстинктивно выравнивал темпы гл.п. в своих исполнениях. Не думаю, что он анализировал форму своего спонтанного сочинения, но чувство пропорций у него было развито на подсознательном уровне. Форма его явно беспокоила, отсюда его купюры в разных местах сочинения при исполнении. Но и этого делать не надо, так как музыка очень хороша и надо лишь привести форму всех 3х частей к общему знаменателю. Тогда весь концерт звучит компактно и ясно, как концерты Моцарта.

Значит пианист должен с самого начала брать довольно живой темп и оставаться в нем до связующей партии, которую исполняют виолончели.

В ней дирижеры делают большую стилистическую ошибку. Размеренная лирика темы принимается музыкантами за некую вариацию на какую-то мусоргско-потную “дубинушку”.
Этого и в помине нет у элегантного барина СВР.

Это просто рефлексия на просторы. С художественной “задумчивостью”. И всё. Без всякого псевдонародного акцента.

Скерцандо побочной партии – шутливый диалог ф-но и оркестра – все играют почти вдвое медленне, чем надо. учитывая подвижность гл.п. играть надо подвижно, легко и очень шутливо! Это ХАРАКТЕР музыки. Оркестр здесь всегда непростительно тяжел и неповоротлив.

Побочную партию фортепиано и духовые должны играть очень свободно, в непринужденном диалоге. Как камерное музицырование. Как романс. Тогда будет верным контраст по отношению к живой главной партии, которая тоже играется ошибочно – “выразительно”. Тут наложил дурных “традиций” Клиберн, ни черта не понимавший ни в музыке, ни в этом русском произведении в частности.

Глвная партия – это непосредственное движение. И всё. Легкая “поездка”, по “городу души” СВР. Это и есть его оригинальная художественная задумка.

ЕЩЕ одна грубейшая ошибка интерпретаторов – недостаточно подвижный темп в цифре 11. Где музыка должна достичь темпа подвижного, летящего двухдольного вальса и перед возвращением главной партии – tempo primo – ritardando должно быть ДО ТЕМПА главной партии, а не МЕДЛЕННЕЕ tempo primo, что делают все без исключения дирижеры, нарушая форму и логику повествования.

Это начало ВТОРОГО РАЗДЕЛА ЭКСПОЗИЦИИ.

Никакой разработки! Так что музыканты продолжают живое движение и рисуют картины художника далее.

Кульминация не имеет НИКАКИХ драм в себе. это лишь разбушевавшееяся “народная стихия”, где основным элементом является “Калинка-малинка” разложенная на две попевки аккордами ф-но.

Дальше, после кульминации Рахманинов делает еще одну ошибку в ремарках и уводит оркестр на пиано задолго до разработки (каденции).
Это большая художственная ошибка, которую в своих исполнениях он тоже исправлял.

ОКЕАН СТРАСТЕЙ НЕ МОЖЕТ быстро “утихомириться” после бури ALLA BREVE (8 тактов до цифры 15).
Так что оркестр должен оставаться на очень сильном форте почти до каденции. Тогда не будет провала в форме и содержании.

Каденция, которая является РАЗРАБОТКОЙ – должна исполнятся пианистом с максимальной свободой. Чтобы дать новые формы ВСЕМ ТЕМАМ, которых заждалась душа слушателя и произведения.

Играть желательно БОЛЬШУЮ КАДЕНЦИЮ, т.к. она более соответствует по форме СОДЕРЖАНИЮ части, и сонатной форме, где она является РАЗРАБОТКОЙ.

И послднее. В коде желательно подчеркнуть юмористическое темповое разногласие между ф-но и оркестром (цифра 23). Автор этого не делает в записи по причине неохоты “заниматься мелочами” с дирижерами. И НЕ ЗАМЕДЛЯТЬ ускорение на последних двух нотах части, сохраняя идею движения, которую автор подчеркивает accelerando al fine! Как бы скрываясь в карете за углом.

Вот и будет вам музыка авторского замысла. Сам он его почти доносил в своих исполнениях. “Почти”, потому что не было ни сил, ни времени заниматься деталями в сложных условиях его жизни и гастрольной поденщины.

А до партитуры руки так и не дошли. И по причине не вызревшего анализа собственного сочинения, и по загруженности другими делами.

Вот тут Володя Ланде Vladimir Lande почти умудрился прожить мой опыт за 40 минут репетиции. Вовка – ты молодец! Сибиряки должны гордиться тобой!

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s