Вернувшись постепенно ( в этом веке) в русскоговорящий мир, многое, конечно, трудно мне переносить.

Это касается тех многочисленных “предметов” из прошлого, которые я с трудом и болью выкорчевывал из сознания и хоронил.

Один из самых гадких и отравляющих организм “сувениров” совка, трудно выкорчевываемый – был болезненно пошлый, грязный, подлый и рабский роман Ильфа-Петрова. Он пророс и разложил русское сознание, как мало что из культурных злодеяний эпохи духовной гибели русских.

Моя скромная просьба – в моем присутствии обойтись без аллюзий, параллелей и цитат из этого вульгарного нравственного, литературного ублюдка.

Буду рад.

AG

Мне это представляется важным. Вот это искреннее недоумение Танюши.

Tatiana Zaitseva Почему же тогда они (иностранцы. AG) кайфуют от Достоевского? Психиатрия?!))

Andrei Gavrilov Tatiana Zaitseva
Не деформированное сознание нормального человека отмечает – по шкале ценности – только устремления духа. Не форму, не, даже эстетическую внешнюю красоту, не интеллектуальную сложность и насыщенность, богатство ткани произведения и т д.

УСТРЕМЛЕНИЯ: ЯСНО АРТИКУЛИРОВАННОЕ УСТРЕМЛЕНИЕ ДУХА.

Куда гений направляет силу дарования. Где его “гавань”. Поэтому остаются в России и мире Достоевкий и Толстой. Их стремления и “алкание” души – апостольские. Это-то и отмечает не изуродованное христианское сознание.

Почему г-н Чехов мне противен? Потому что он “ничего не хотел”, как, впрочем, и гениальнейший г-н Пушкин. Но, если Пушкинский гений служил Апполону. Честно и верно. И очень хорошо. То талант молодого русского доктора служил ему обычным инструментом оперирующего медика – литературный пинцет, ланцет и скальпель. И он оперировал разные “гнойники”. Достаточно хладнокровно. Совершенно не способный задуматься о “сверхзадаче”, о “реабилитации больных”, которых он оперировал. Прежде всего, потому что сам был нравственный инвалид. Он этого не скрывал. Этим и пленил русское общество. Оно радостно закудахтало – “вот наш певец, такой же урод, как мы. Будем его любить”. И любят до сих пор. И не только русские. Таких больных множество повсюду. Такое творчество примиряет. “Все уроды. Ну и ладно”.

Здесь точки нравственного отчета. Не следует путать этого с размером таланта, гением и пр. Смотрите в корень – где “сердце автора”. С условным “Богом”? Там и сокровище культуры, если с Ним. “Условным”, конечно. Не о “Боге” речь. О том, что человек называет “добро”.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s