Давно не проводил так хорошо время с музыкантом.

Веселой недели всем, друзья. Сегодня (а я очень редко вижу сны, еще реже запоминаю) приснился вдруг Стравинский. Да так ясно, что каждую деталь костюма, интонацию голоса, мимику – всё запомнил. Проснулся хохоча. Потому что я ему травил консерваторские анекдоты (чего я никогда не делаю, не люблю анекдотов, особенно профессиональных, а он присутствовал на моей лекции…

Гром, молнии, и огонь…

Вот у Бетховена и ярость и сила будут поболее и пострашнее, чем у Шопена. Даже в очень медленных частях и грозной обманчивой тишине. У Бетховена гораздо большая концентрация веских чувств, чем у кого-либо. Слышим ли мы это в исполнении сонат Бетховена? Ни-ни. Даже и тени нет. А должно сверкать всё в них не менее, чем…

F. Chopin : Etude op. 25 no. 1 in A flat major

Одна из бед современных людей (особенно, в контексте шопеновской музыки) это неизбывная мужицкость “состава” человека. Сколько не колешу по свету, не видал изящных людей. Особенно мужчин. Как хитиновый покров на душе у всех. Так и хочется “проткнуть булавкой”, высвободить душу из хитинового плена. Ан нет, души мужицкие. А встретишь тонкого, изящного – почти всегда жеманник,…

Chopin – Etude in F minor op.25 no.2

Одна из волшебных пьес Шопена. Кто как не “валяет” этот этюд, а он всегда благозвучен и ароматен. Магия музыки Шопена. Хороший парфюм трудно испортить 🙂 Good night.

Andrei Gavrilov and Gidon Kremer

Хорошая, стильная, легкая, элегантная и очень виртуозная музыка. Всегда удивлялся – как можно писать такую веселую, жизнеутверждающую музыку, при трудной жизни, да еще и с чахоткой. Только не так давно открылось, что дух, всё же, первичен. 🙂 Have a good weekend my dear friends.

Mass in B minor BWV 232

Have a “good Monday”. Продолжая тему Баха. Здесь три фрагмента из “Высокой мессы си минор”. Огромного сочинения длинной почти в два с половиной часа. Эти три фрагмента показывают нам Баха-человека. Свободного композитора. То, о чем я говорил в постах ниже (как важно уметь “ловить” живого Баха, “забывшего” о технике, моде, оковах форм и времени, улетевшего…

Goldberg Variations

– I love Händel! – – But this is Bach! – – I didn’t say i don’t like Bach. (how to pretend you are not stupid when you don’t have an idea about the music).

Frédéric Chopin: Etude Op 25 No 5 in E Minor “Wrong Note”

“Когда мы прекращаем танцевать, петь, очаровываться историями или наслаждаться тишиной, тогда и наступает момент, в который нами переживается потеря души.Танец, пение, рассказывание историй и тишина – это четыре универсальных целительных бальзама”. — (Angeles Arrien, Ph.D., cultural anthropologist) И г-н Ницше, со многими своими коллегами по несчастью, застрял на этой же начальной, детской ступени развития духа….

Saint-Saëns – Piano Concerto No 2 in G minor

Сегодня я раскукарекался тут, потому что был выходной. Закончил вчера Мусоргского и дал мозгу проветриться. А завтра за Бетховена и баховского Гольдберга. Курс на Китай! Остальное готово к употреблению. Много нас ждет с сентября, очень много 🙂 Good night!

Sergei Prokofiev: 10 Pieces Op.75 (Romeo And Juliet)

  Фейсбук, зараза, наконец просек, что я имею отношение к фортепиано и стал совать в ленту разнообразных “старз” сегодняшней сцены. Он прислал мне сегодня двух девочек пианисток – китайскую и грузинскую. Обе умственно отсталые, дебильные и, какие-то, нечистоплотные. Обе показывают мясо спины и кожу ног. У обеих отдельные от лиц мокрые, подтекающие губы в неприличной помаде….

Scriabin: Étude Op. 42 No. 5 in C sharp minor

И, наконец, последнее произведение, из сыгранных “на бис” в Баден Бадене. Пожалуй, лучший этюд Скрябина, где он сумел очень много сказать и о себе, и о времени. Тёмная, мрачная атмосфера надвигающейся бури. Предчувствие апокалипсиса. Страх, смятение, захлебывающийся ритм мира и собственного сердца, заходящегося в ужасе. Чёрные похоронные колокола рвут пространство в басах. Смерть над Россией….

Scriabin: Piano Sonata No. 4 in F-sharp major

Из той же импровизированной записи в Баден Бадене. Скрябин, четвертая соната. Соната, с которой начинается зрелый Скрябин. Довольно долго он пребывал в состоянии “русского неошопена”, и, наконец, нашел себя. В его музыке, биографии, философских взглядах отразился весь надлом мирового сознания конца 19 и начала 20 века. Надлом чувства и мысли, приведший к жуткому 20 веку….